Бастиан ван де Венне: «У первого нашего объекта в России меня встретили люди с автоматами»

Представитель голландского кирпичного завода о том, как стереть граффити обычной водой и кто покупает кирпичи из золота

О том, из чего надо строить дома, чтобы они простояли несколько веков, как маленький семейный бизнес подарил миру новую технологию строительства и сколько может стоить кирпич, рассказывает в интервью «БИЗНЕС Online» директор по экспорту голландского завода глазурованного кирпича St. Joris Бастиан ван де Венне, который посетил Казань с инспекцией одной из городских строек.

Бастиан ван де Венне: «У первого нашего объекта в России меня встретили люди с автоматами»

«И КИРПИЧ МОЖЕТ БЫТЬ ИСКУССТВОМ»

 Бастиан, в России очень мало знают о St. Joris, а в СМИ информации почти нет. Расскажите в нескольких словах о вашей компании.

— Полное наименование нашей компании — St. Joris Keramische Industrie B.V. Она появилась в 1923 году как небольшое семейное предприятие, которое занималось керамическими произведениями искусства. В основном это были статуи католических святых, какие-то религиозные мотивы. Некоторые изделия, кстати, до сих пор остаются украшением интерьеров.

Все поменялось после Второй мировой войны. Европа лежала в руинах и нуждалась в обычных кирпичах, а не произведениях искусства. И в St. Joris посчитали, что кирпич может быть искусством, стать украшением, особенно если предстоит все отстраивать заново. Выяснилось, что до этого никто ничего подобного не делал.

Бастиан ван де Венне: «У первого нашего объекта в России меня встретили люди с автоматами»

Конечно, на рынке есть компании, которые делают акцент на том, что они порядка четырех веков занимаются глазурованием продуктов — это была какая-то посуда, украшения, но я могу со стопроцентной уверенностью утверждать, что история глазурования кирпича в Европе началась именно со St. Joris.

В компании разработали особенную технологию производства. Она уникальна в своем роде, и мы единственные в мире, кто ее использует, — это однократный обжиг глазурованного кирпича. 

В данном случае сырье формуют, высушивают до определенного процента влажности, затем наносится глазурь, потом все вместе обжигается в печи. Смысл в том, что глазурь как бы впитывается в поверхность кирпича, проникает внутрь, пока его плотность не такая высокая. Остальные компании используют двухфазный обжиг: первый — чтобы приготовить кирпич, второй — после нанесения глазури. То есть качество проникновения глазури в поверхность уменьшается, потому что он уже готов и имеет свои конечные технические характеристики.

Бастиан ван де Венне: «У первого нашего объекта в России меня встретили люди с автоматами»

 Почему остальные компании не используют этот метод?

— Есть много разных производств кирпича. Кто-то умеет делать кирпичи, кто-то — глазуровать, но совместить эти два процесса в рамках одного предприятия на самом деле крайне сложно. У нас есть несколько конкурентов, которые под своим брендом выпускают глазурованный кирпич, но и им приходится сначала на одном заводе произвести кирпич, а потом отвезти на другой, чтобы покрыть глазурью.

Читайте еще :  Бюро приема заказов с использованием "бережливых" технологий открылось в ЦСМ Росстандарта

В чем проблема? Возможно, в знаниях, либо в накопленном опыте, либо рынок удовлетворяет сложившееся положение дел.

«ДОМА ИЗ НАШИХ КИРПИЧЕЙ ПРОСТОЯТ ВЕКА»

 Золотой век строительства после Второй мировой прошел, что было после?

— Нашим преимуществом стало то, что мы первыми предложили выбор цвета кирпича не какой-то банальной «кирпичной» расцветки, а по карте RAL (стандарт, в котором каждый цвет обозначен однозначным цифровым индексом). Так обычно при строительстве выбирают цвет штукатурки или краски. Размеры кирпича были стандартными: немецкий, голландский, бельгийский — и этого было мало. К нам стали обращаться дизайнеры и архитекторы, которые просили обновить линейку: формы, фактуры, цвета. Мы начали подстраиваться под потребности рынка и постепенно пришли к тому, что имеем сейчас.

Бастиан ван де Венне: «У первого нашего объекта в России меня встретили люди с автоматами»

Сегодня мы ограничены только максимальным размером — 44 на 21 сантиметр. До этого размера мы способны сделать с кирпичом что угодно: у нас были заказы с нанесением золота и кирпичи, светящиеся в темноте.

 Кто обычно выбирает такой необычный кирпич?

— Из моего опыта, люди, с которыми мы обычно ведем переговоры и заключаем сделки, — перфекционисты, которые одинаково педантично следят за стилем одежды и своего жилища. Хочу оговориться, что, как правило, это те, кто строит дом для себя. Когда же речь идет о многоэтажном строительстве, то это желание выделиться, добавить изюминку своему проекту.

Мы не зацикливаемся на одном типе потребителя, это не только частное домостроение или коммерческие объекты. У нас очень разный опыт применения кирпича: виадуки и мосты, станции метро, подземные переходы, отделы полиции. Дело в том, что глазурованный кирпич — это не только красиво, но и практично в том плане, что если кто-то решит испортить такую стену и разрисовать ее граффити, то подобное очень легко удалить обычной водой под давлением… ну или просто хорошенько протереть влажной тряпкой. Это очень удобно в общественных пространствах.

Но главное преимущество глазурованного кирпича — его большая морозостойкость: он не впитывает воду вообще. Обычный кирпич после определенного количества циклов замораживания и оттаивания начинает разрушаться. Это простая физика: вода сужается, расширяется и постепенно нарушает внутреннюю структуру, кирпич начинает крошиться. У глазурованного кирпича иммунитет к данному процессу — он из-за своей поверхности не впитывает воду. У кирпичей St. Joris данное свойство возведено в абсолют, потому что, как вы помните, у нас особенная технология глазурования с однократным обжигом. Не побоюсь сказать, что такие дома на века.

Бастиан ван де Венне: «У первого нашего объекта в России меня встретили люди с автоматами»

40 ТЫСЯЧ КИРПИЧЕЙ РУЧНОЙ РАБОТЫ В ДЕНЬ

 Насколько масштабно ваше производство? Сколько кирпичей вы способны произвести за год? Какие экономические показатели?

Читайте еще :  «Задача – не пять богатых людей на вертолетах, а 10 тысяч людей на Volkswagen»

— Нас сложно сравнивать с обычным заводом, у нас другой принцип работы. 90 процентов нашей продукции уходит на работу с проектами, мы работаем под заказ, на складе хранится какой-то минимум, поэтому количество продукции зависит от проектов, которые мы ведем, их специфики.

Для примера возьмем подоконник. В Голландии очень распространены керамические глазурованные подоконники. Их используют и при частном домостроении, и в офисных зданиях. У них специфический размер, требуется больше ручного труда, потому их дневной выход — примерно 25 тысяч штук. А если взять типовой кирпич, то это тоже продукция ручной формовки, но размер стандартный, их производят порядка 40 тысяч штук в день.

В среднем, чтобы выполнить объем под один проект, нам нужно четыре недели: первую неделю формуем сырье, вторая уходит на усушку, в течение третьей идет обжиг, четвертая — упаковка. Параллельно производим несколько типов кирпича. В целом в год у нас получается где-то 6–7 миллионов штук кирпича. Разумеется, это не идет ни в какое сравнение с обычными заводами, которые за год производят по 350–400 миллионов штук, но у нас продукт совсем другого формата.

Что касается оборота, разумеется, подобное — коммерческая тайна, из-за специфики работы данная величина колеблется и зависит от объектов. Например, если нам заказывают стандартную клинкерную плитку, то секция в 100 тысяч штук будет стоить 1,5–2 евро. А тот же объем нестандартной сложной продукции вам может стоить уже и 25–30 евро за штуку — все зависит от сложности.

«ЭТО БЫЛО ХРАБРОЕ РЕШЕНИЕ»

 Насколько широка география вашей компании? В каких странах вы работаете?

— Мы стремимся к тому, чтобы работать по всему миру. Сейчас наши основные клиенты из среднеевропейской полосы, с Украины. Чуть меньше — из США, Дубая. Есть даже проект в Новой Зеландии. Мы не ограничиваем себя какими-то рамками и готовы трудиться везде.

В России мы работаем с 2012 года и, если честно, не успели обзавестись большим пулом объектов. Глазурованный кирпич — это достаточно сложный продукт для продвижения. Просто так его не продашь. У нас есть проекты в Новосибирске, Краснодаре, Москве, Санкт-Петербурге. В Казани мы начали работать на жилом комплексе «Привилегия», и тут это первый проект подобного формата и с такими объемами — почти вся фасадная часть будет выполнена из глазурованного кирпича.

Бастиан ван де Венне: «У первого нашего объекта в России меня встретили люди с автоматами»

Застройщик выбрал глазурованный кирпич ручной формовки. Такое сочетание больше никто в мире произвести не сможет. Его фишка в том, что при разной погоде, в разное время дня, с разных ракурсов кирпич будет выглядеть по-разному. Его фактура очень сильно зависит от того, когда ты на него смотришь. Застройщик дома Илья Вольфсон (группа компаний «СМУ-88» — прим. ред.) принял очень волевое и храброе решение — использовать данный кирпич. Это эксклюзивный продукт, совсем другого уровня, не того, что обычно применяют в Казани. Это особенно актуально для вашего города, мне показалось, что тут у 80 процентов новостроек фасад в керамограните.

Читайте еще :  Коллектор и водовод нижегородского аэропорта планируют передать в собственность города

 В столицу РТ вы приехали с инспекцией?

— St. Joris — это семейная компания уже в третьем поколении. Мы чтим традиции и гордимся тем, что к каждому клиенту у нас индивидуальный подход. Наша работа не заканчивается на том моменте, когда мы получили деньги за поставку, а только начинается, и мы обычно следим за ходом строительства до полного завершения. Поэтому я приехал в Казань, чтобы самому увидеть, как на ЖК «Привилегия» идут работы, как ведется кладка, нет ли каких-то сложностей.

«У КАЗАНИ ОЧЕНЬ БОЛЬШИЕ АМБИЦИИ»

 Вы впервые в Казани? Каковы ваши впечатления от города?

— Здесь я уже четвертый раз, к сожалению, это всегда были небольшие деловые визиты. Впервые приезжал в 2014 году и заметил, что у столицы РТ очень большие амбиции. Она стремится стать городом, который несет в себе самые последние инновации, и старается масштабировать их на всю территорию России.

Мне кажется, Казань вполне способна задавать тренды в развитии архитектуры — и для этого вам стоило бы больше внимания уделять кирпичу. Он позволяет воплотить в реальность самые необычные архитектурные решения, способен передать любые цветы, формы и фактуры, у него минимальные ограничения.

Казань наверняка ждут большие интересные проекты — и St. Joris хотелось бы стать частью данного процесса.

 Помните первый проект в России?

— Плохо помню подробности, но это довольно странная и комичная история. Объект был в центре Москвы и с каким-то невероятным уровнем секретности. Нам сказали только улицу, не знаю, можно ли ее называть сейчас, но на всякий случай не буду, извините. 

Так вот в 2014 году я впервые приехал в Россию и сразу пошел искать, что же такого тут построили. Узнал здание по кирпичу и начал его фотографировать. Ко мне тут же подошли люди с автоматами, запретили снимать и начали допрашивать, какого черта вообще тут делаю. Я тогда совсем не знал русского и ничего не понимал. Для меня их речь звучала так, словно холодильник об стену бьется. Хорошо, что один немного понимал по-английски. Я с большим трудом тогда убедил их, что хочу только сфотографировать кирпич, потому что его моя компания сделала, а не выведываю государственные тайны.

Айрат Алеев

Добавить комментарий
Бастиан ван де Венне: «У первого нашего объекта в России меня встретили люди с автоматами»
Adblock
detector