Фиргат Зиганшин, «ФЛАМАКС»: «Мы можем решить проблему хранения питьевой воды в районах Татарстана»

Генеральный директор компании о том, как решили в Арске проблему с водой в летние периоды и почему питьевая вода может стоить как золото

«В Татарстане есть районы, куда воду ведут за 200 километров. При этом хочу отдать должное «Водоканалу» — серьезная организация на достойном уровне поддерживает ту инфраструктуру, что создана многие годы назад. Но, когда они видят наши резервуары, у них появляется желание перевернуть страницу истории», — говорит генеральный директор компании «ФЛАМАКС» Фиргат Зиганшин. В интервью нашему изданию он рассказал, как из поставщика компьютеров вырос во владельца компании с оборотом в 400 млн рублей.

Фиргат Зиганшин, «ФЛАМАКС»: «Мы можем решить проблему хранения питьевой воды в районах Татарстана»

«ВЫЕХАЛИ» ИЗ КРИЗИСА НА ЗАКАЗАХ ОТ «РАО ЕЭС РОССИИ»

— Фиргат Вагизович, компания «ФЛАМАКС» начала свою деятельность в 2008 году, когда в мире бушевал экономический кризис. Почему именно в этот период решили выйти на рынок и заявить о себе?

— Чтобы ответить на этот вопрос, нужно перенестись в 2003 год, когда начался мой предпринимательский путь. Тогда я жил в Москве и успел обзавестись семьей — женился, у меня родился сын. Нам нужно было на что-то жить. В то время мой брат являлся официальным представителем компании FORMOZA. Мы объединили усилия и стали поставлять компьютерную технику из Москвы в Казань. Интересное время: тогда компьютеры и тем более мониторы были огромных размеров, занимали почти все спальное место в поезде, поэтому на полках мы ехали в скрюченном состоянии, мягко говоря, спали на том, что везли. Спустя год решил, что я бизнесмен и пора уже открыть свою компанию (смеется). Несколько дней придумывал название и остановился на «МИНАКОМ», это расшифровывалось как «Миллионы на компьютерах». Два года посвятил этому бизнесу: продавал и ремонтировал компьютеры. Однажды меня пригласил друг, чтобы я отремонтировал его компьютер. Мы разговорились, и он, зная о моем образовании, пригласил делать проекты в сфере пожарной безопасности. Я решил попробовать, что из этого вышло, вы видите: самостоятельная производственная компания, а в штате несколько десятков сотрудников.

— А какое у вас образование?

— В 1999-м окончил Екатеринбургское пожарно-техническое училище, а в 2003-м — Академию государственной противопожарной службы МЧС России. И все те знания, которые я получил во время обучения, легли в основу нынешнего бизнеса. Первое время выполняли различные подряды по системам пожаротушения. В 2008-м стало очевидно, что многие строительные компании не могут выдержать удара от финансового кризиса. И мы стали предпринимать отчаянные шаги по спасению бизнеса, все решилось по воле случая — в 2009 году нас заметили крупные клиенты. Откровенно говоря, мы «выехали» из кризиса на заказах от «РАО ЕЭС России» — нам доверили установку систем газового пожаротушения и самозатухающих полов собственной разработки завода «ТЕНЗОР» (город Дубна) на трансформаторных подстанциях. В то время стартовала масштабная кампания по их реконструкции почти по всей стране, поэтому мы успели проявить себя не только в Москве и Московской области, но и даже на Дальнем Востоке. 

— А как появилось название «ФЛАМАКС»? Вы тоже его сами придумали, в нем есть определенный смысл?

— Нет, этот нейминг разработала специализированная компания. Мы лишь предоставили ей техническое задание.

— Насколько известно, вы родились в небольшом городе Татарстана — Тетюшах, а строить компанию начали в Москве. Почему?

— В Тетюшах я вырос и отучился в школе, после чего поступил в пожарно-техническое училище в Екатеринбурге. Окончив его с отличием, вернулся в родной город на практику. Длилась она недолго — год. Потом благодаря красному диплому меня направили на повышение в Академию государственной противопожарной службы МЧС России, и, будучи второкурсником академии, я уже обзавелся семьей и остался в Москве, хотя по окончании обучения должен был вновь вернуться в Тетюши.


— Почему вы решили связать свою жизнь с пожарной безопасностью?

— Это потомственное предназначение. У меня отец, дядя, брат, да и почти все родственники по мужской линии — пожарные. Забавно, что по женской линии почти все — преподаватели. Отец недолго работал в пожарной охране, впоследствии перевелся на рыбоперерабатывающий завод, а дядя отдал пожарной охране всю свою жизнь. Однажды они тушили огонь на нефтебазе, и случился взрыв. Им переломало ноги взрывной волной, но они все равно продолжили выполнять свою работу… Сейчас пожарное дело продолжает мой брат в качестве начальника караула пожарной части. Честно признаюсь, что, когда я еще учился в школе, куда больше увлекался компьютерами, всерьез думал, что смогу стать программистом. Но отец хотел, чтобы я был пожарным.

— А вам доводилось спасать жизни?

— Конечно, ведь в этом основная задача пожарного. За время обучения и практики я многое повидал — некоторые случаи до сих пор держат в напряжении. Даже мурашки идут от воспоминаний. Если бы не пожарные, даже не знаю, сколько людских жизней было бы потеряно.

— К сожалению, в России нередко происходят резонансные пожары, в которых гибнут люди: «Адмирал», «Зимняя вишня», «Хромая Лошадь»… Что вы думаете об этих трагедиях?

— Пожарные очень часто говорят, что пожар легче предупредить, чем потушить. И это не просто слова. К сожалению, 80 процентов возгораний связано с халатностью людей. Далеко не всем владельцам крупных коммерческих помещений есть дело до обучения персонала. А ведь они обязаны проводить инструктажи, но для этого нужно потратить время сотрудников и понести финансовые издержки. И так далее. Еще 20 процентов пожаров случается из-за неправильно выполненных проектов. Очень часто нарушаются все возможные нормативы и правила. А все из-за экономии: бизнес в сфере госзакупок так устроен, что выбор подрядчика идет не по качественному, а по ценовому показателю. В итоге до исполнителя доходят копейки, и он вместо огнестойкого кабеля использует обычный — все равно за потолком не видно. Вместо качественных датчиков дыма купят те, на которые хватит средств. А еще ведь надо соблюдать регламент обслуживания — датчики нужно снимать, прочищать. Как вы думаете, многие это делают?

Фиргат Зиганшин, «ФЛАМАКС»: «Мы можем решить проблему хранения питьевой воды в районах Татарстана»

«ЧЕРЕЗ 20 ЛЕТ ВОДА БУДЕТ СТОИТЬ КАК ЗОЛОТО»

— Согласно официальному сайту FLAMAX.RU, компания работает в нескольких направлениях: сборные резервуары, насосные станции, пожарная безопасность. Расскажите подробнее про каждое, и какое из них является для вас основным?

— Любая компания со временем трансформируется. Мы не ведем деятельность в одном направлении. Да, начинали с пожарной безопасности, позже в номенклатуре появились насосные станции, а в 2011 году занялись сборными резервуарами. Это была вынужденная мера, поскольку один из поставщиков нас подвел по срокам. Нам требовался резервуар на одном из объектов, а нужную модель могли привезти под заказ только из Европы. Но все пошло наперекосяк — потеряли много нервов, времени, в результате четко для себя решили, что посредников между нами и производителями из Европы быть не должно. После детального изучения рынка нашли во Франции качественного производителя, с которым сотрудничаем по сей день.

— Сколько сейчас в обороте компании приходится на сборные резервуары?

— Порядка 60 процентов. Дело в том, что мы их используем не только для пожарных нужд. В 2016 году открыли филиал в Казани и решили сфокусироваться на обеспечении водой населенных пунктов. Все-таки это один из ценнейших ресурсов. Да, в крупных городах проблемы нет — у нас вода поступает бесперебойно. Единственное, что мы на себе ощущаем — отключение горячей воды летом. А что в малых населенных пунктах? Летом, когда пик спроса на воду, скважины не справляются и воду просто отключают. Единственное решение, которое выработалось со временем, — набрать воды во всевозможные емкости и ждать следующего включения. В некоторых населенных пунктах это может растянуться на сутки и более. Учитывая имеющийся опыт, решили, что у нас есть возможность перебороть ситуацию — разработали целую программу по населенным пунктам Татарстана, где нужно в первую очередь устанавливать накопительные резервуары. Если руководство республики даст зеленый свет, будем реализовывать.

Фиргат Зиганшин, «ФЛАМАКС»: «Мы можем решить проблему хранения питьевой воды в районах Татарстана»

— А уже есть успешные кейсы?

— Да, в 2017 году начали реализовывать проект в Арском районе: установили два резервуара по 500 кубических метров. Теперь у них летом нет проблем с водой, и этому очень рады местные жители.

— А насколько остро стоит проблема для всей республики?

— Мы изучили все районы, и наше исследование показало: большая часть Татарстана может оказаться в зоне риска — если не предпринять никаких мер, высока вероятность, что некоторые районы столкнутся с дефицитом воды. Мы можем решить проблему воды для 80 процентов республики. Я вам больше скажу, есть районы, куда воду подводят трубопроводами за 200 километров. При этом хочу отдать должное «Водоканалу» — серьезная структура на достойном уровне поддерживает ту инфраструктуру, что создана многие годы назад. Но, когда они видят наши резервуары, у них появляется желание перевернуть страницу истории.

Напомню, что на данный момент есть два типа используемых резервуаров: подземные бетонные или сварные железные. Оба решения неплохие, но имеют определенные недостатки. Все мы знаем, что такое бетон — со временем он разрушается. Самое страшное, что при этом его частицы попадают в насосное оборудование и выводят из строя его и другие части системы. В итоге конструкция повреждается и происходит утечка воды. Качество сварных резервуаров напрямую зависит от квалификации монтажников, качества сварки, бетонного основания. Если хотя бы на одном из этапов есть брак, начнутся проблемы. Более того, вода постоянно соприкасается с железом, а это значит, что будет осадок и со временем резервуары нужно чистить и красить. Это все очень большие издержки, которые повышают стоимость воды до уровня нефти… 

Мне кажется, что через 20 лет вода будет стоить как золото. В подтверждение моих слов говорит недавнее исследование ООН. Его авторы уверены, что к 2030 году проблемы с питьевой водой станет испытывать 40 процентов населения мира. Не забывайте, что вода постоянно испаряется, загрязняется и многие просто не умеют ее хранить. Более того, старые резервуары разрушаются, и, если они одномоментно перестанут выполнять свою функцию, может возникнуть социальный взрыв.

Фиргат Зиганшин, «ФЛАМАКС»: «Мы можем решить проблему хранения питьевой воды в районах Татарстана»

— Чем ваши резервуары отличаются от бетонных и сварных?

— В них есть мембрана из ПВХ, которая защищает воду от постоянного контакта с металлом. При необходимости ее можно просто заменить на новую. Комплектующие для резервуара частично производятся в Европе, частично делаем мы, а собирается резервуар на месте в течение нескольких недель, даже если их объем составляет 3–5 тысяч кубических метров. При этом срок эксплуатации — 60 лет.

— Какие комплектующие делаются на ваших площадях?

— Все узлы для подачи, налива воды, а также шкафы управления, утеплители, сэндвич-панели и все работы, связанные со сваркой и покраской. Далее комплектуем и отправляем в разобранном виде на площадку к заказчику, куда сразу же приезжает монтажная группа. Кстати, особая наша гордость — шкафы управления. Они отличаются от всего, что есть на рынке. И не только полностью обеспечивают жизнеспособность резервуара, отслеживая массу параметров и поддерживая их в норме, но и поддаются дистанционному управлению через мобильное приложение. Разрабатывать его начали два года назад, чтобы эксплуатирующая организация видела все в режиме онлайн. Это очень важно, ведь резервуар — не просто железка, а почти живой организм с необходимой температурой, датчиками уровней и иными контролирующими приборами.

— Все устанавливаемые резервуары ваша компания проектирует сама?

— Конечно. У нас на аутсорсе только доставка воды в офис. И то мы всерьез задумались о том, чтобы и воду производить самим. Ищем место для этого бизнеса в Татарстане.

Фиргат Зиганшин, «ФЛАМАКС»: «Мы можем решить проблему хранения питьевой воды в районах Татарстана»

«КОМПАНИЯ, ПРЕДЛАГАЮЩАЯ ПРОДУКЦИЮ ПОД СЕРТИФИКАТОМ FM GLOBAL»

— Насколько сегодня «ФЛАМАКС» крупная компания? Сколько объектов уже реализовано и сколько сотрудников у вас работает?

— В нашей деятельности самое главное — качество, а не масштаб. В компании сейчас работают порядка 60 сотрудников, ежегодно мы реализуем около 60–70 проектов. Половина из них — резервуары, а ежегодный оборот — 400 миллионов рублей. Спрос на резервуары растет в геометрической прогрессии, и у нас появляются системные клиенты: «Леруа Мерлен», FM Logistc, «Декатлон», Metro Cash and Carry, IKEA, Henkel, MAN, X5 Retail group и многие другие. Они оценили продукт: он не только надежен, но и экономичен при эксплуатации, потому что мы его адаптировали. В частности, переделали датчики уровня воды — перевесили их внутрь резервуара, чтобы они не боялись перепада температур. Также переделали установку нагревательных тэнов — французы для замены нагревательного элемента должны полностью слить резервуар, мы придумали иное решение. В наших резервуарах есть специальная колба, которая позволяет заменить тэн даже при полной нагрузке на всю систему.


— Расскажите про самый сложный проект, который реализовала компания «ФЛАМАКС»?

— Пожалуй, это была работа на заводе по производству разливных напитков PepsiCo в Домодедово. Там резервуары большого объема и запас воды совмещенный: как на производство напитков, так и на пожаротушение. То есть верхняя часть объема воды постоянно «разбирается» для производственных нужд, а ниже неприкосновенный запас для пожаротушения. Сложность состояла в том, чтобы спрятать в крышке резервуара огромное количество датчиков, дыхательные клапаны и фильтры, чтобы вода соответствовала нормам СанПиНа. Вся конструкция имеет большой вес, поэтому пришлось произвести немало расчетов, чтобы все правильно сделать. Но самое главное в другом — наши резервуары были сертифицированы под брендом страховой компании с двухсотлетней историей — FM Global. Это обязательное условие, поскольку заказчик — крупная иностранная компания. Насколько мне известно, «ФЛАМАКС» — одна из немногих компаний на рынке резервуаров в России, которая предлагает продукцию с сертификатом FM Global.

Безусловно, сертификация существенно влияет на итоговую сумму, но, с другой стороны, страховка для собственника становится дешевле. Например, вместо миллиона Евро он будет платить 300 тысяч. Если интересно, как выглядят эти резервуары, их можно посмотреть на моей странице в Facebook или на сайте нашей компании.

Фиргат Зиганшин, «ФЛАМАКС»: «Мы можем решить проблему хранения питьевой воды в районах Татарстана»

 «ОДНА ИЗ ЦЕЛЕЙ — ЗАВОЕВАТЬ ДЛЯ ТАТАРСТАНА „ЗОЛОТО“ ПАРАЛИМПИЙСКИХ ИГР»

— 26 сентября 2020 года вы написали на своей странице в Facebook о том, что вас единогласно избрали на должность вице-президента Федерации пулевой и стендовой стрельбы РТ по параспорту. Почему на эту должность назначили именно вас?

—  Это долгая история… В моем родном городе есть один из самых титулованных стрелков России по стендовой стрельбе, член сборной России Александр Сахарнов. Мы дружим, общаемся с детства, и до одного злополучного момента он был здоровым человеком. Но несчастный случай изменил все — он упал на стройке и повредил спину… Я его поддерживал как мог. Около четырех лет назад нам пришла идея развивать парастрельбу, чтобы дать шанс и другим ребятам с ограниченными возможностями  развиваться и представлять страну на крупных международных турнирах. Обратились с соответствующим предложением в Федерацию пулевой и стендовой стрельбы РТ, и нам предоставили такую возможность, потому что других желающих просто не было.

— Почему?

— Это очень дорогой вид спорта: один выстрел, то есть патрон плюс тарелка, в среднем стоит 20 рублей. За одну тренировку один человек делает около 150 выстрелов. Когда речь идет о формировании целой сборной, цифры получаются очень внушительными. Но для нас эта история не про деньги, а про теплые чувства и возможности для тех людей, которые живут спортом.

Когда увидели, насколько мы серьезно настроены, нам поступило несколько предложений: во-первых, избрать меня на должность вице-президента Федерации пулевой и стендовой стрельбы РТ по параспорту, а во-вторых, стать генеральным партнером сборной Республики Татарстан. Я не раздумывая согласился.

— Какую цель себе ставите на этой должности?

— Одна из целей — завоевать для Татарстана «золото» на Паралимпийских играх в 2024 году!

— Насколько известно, вы также поддерживаете и борцов из родного города…

— Да. У меня есть близкий друг Сагит Ибрагимов. Он детский тренер по борьбе, и на занятия к нему в основном ходят дети из неблагополучных и малоимущих семей. И вместо того, чтобы болтаться на улице, они заняты спортом. Сагит очень энергичный человек и буквально горит своей работой. Занятия он проводит в бывшей конюшне, которую они своими силами пытаются восстановить. У них появилось желание поехать на соревнования в Казань. Администрация Тетюш организовала им трансфер, а мы взяли на себя расходы по питанию, проживанию и одежде. Я часто бываю на различных мероприятиях, но такого эмоционального подъема, как на тех соревнованиях по борьбе, еще не испытывал. Феерия и восторг! И за эти эмоции и возможности я благодарен Всевышнему и бизнесу.

— А какие хобби есть непосредственно у вас?

— Сейчас это стендовая стрельба. Еще люблю бокс, а также слушать музыку и играть на гитаре.

— И наш традиционный вопрос: три секрета бизнеса.

— На мой взгляд, секрет только один — в любой ситуации нужно оставаться человеком. Это должно отражаться во всем, в том числе и в отношении к людям, коллегам, партнерам и клиентам.

Оцените статью
BlogoPolza: полезные новости каждый час
Добавить комментарии
Фиргат Зиганшин, «ФЛАМАКС»: «Мы можем решить проблему хранения питьевой воды в районах Татарстана»
Эксперты назвали условия заключения нефтяной сделки: США будут мешать