«Единичные случаи заболевания в коллективе были – до 10 человек лежали в больницах»

Опрос недели: А вы уже вернули своих сотрудников с «удаленки» в офис?

В России и мире по-прежнему непростая ситуация с COVID-19, однако начался учебный год, вновь заработали театры и концертные залы, возвращаются к полноценному функционированию и бизнес-структуры. Какие преимущества и недостатки удаленной работы вы обнаружили, собираетесь ли и далее использовать этот формат? И не ждете ли, что новая волна коронавируса вновь отправит всех по домам? «БИЗНЕС Online» отвечают Вячеслав Зубарев, Рушан Сахбиев, Виктор Дьячков, Раис Гумеров и другие.

«Единичные случаи заболевания в коллективе были – до 10 человек лежали в больницах» Вячеслав Зубарев председатель совета директоров ГК «ТрансТехСервис» — Многих ли переводили на «удаленку»? Далеко не всех. Хотя, конечно, где это представлялось возможным, переводили. Даже сейчас остался небольшой процент. Наш опыт показывает, что за редчайшим исключением, в зависимости от профессии, работа на удаленке» может быть эффективной. То есть работа из дома все-таки менее эффективна. Причем это признают и сами сотрудники. Говорят, что сосредоточиться дома на работе непросто. К тому же на «удаленке» получается, скажем так, размазанный рабочий день. А так, пришел на работу, рабочий день закончился — и все, вроде свободен. Но если случится какая-то вспышка, то, пусть это будет даже в ущерб работе, мы перейдем на «удаленку».

«Единичные случаи заболевания в коллективе были – до 10 человек лежали в больницах» Рушан Сахбиев заместитель председателя Волго-Вятского банка — управляющий отделением «Банк Татарстан» ПАО Сбербанк — Примерно с середины июня фактически в полном составе мы перешли на полноценный режим работы. Понятно, если у кого-то выявляется заболевание, то его и всех, кто с ним контактировал, мы отправляем на карантин. Первоначально было сложнее организовать взаимодействие в удаленном режиме, и вопрос даже не в том, что внутри банка сложная работа, а во взаимодействии с клиентами. Потом, все привыкли работать в Zoom, проводить там встречи. Мы продолжали выдавать кредиты, предоставляли расчетное обслуживание юридическим лицам и другим в полноценном режиме. Слава богу, банковский сектор по сравнению с любым другим был продвинут в плане дистанционных каналов обслуживания. Например, по юрлицам 99,9 процента всех операций совершались удаленно. Физические лица 70 процентов операций совершали удаленно через банковские приложения. Поэтому для нас произошедшее не стало вызовом.
Но самым сложным периодом был апрель – май — период массовых выплат, в том числе дополнительных, для поддержки различных слоев населения. Данная задача пришлась на нашу филиальную сеть, и здесь нужно было выстроить систему обслуживания. Все остальное прошло буднично.
Zoom мы используем для встреч с внешними клиентами, у нас есть собственные сервисы видеосвязи, система работы с удаленными банками через криптозащиту. Я думаю, в совокупности мы этот опыт переосмыслили и все придет к тому, что некоторые виды работ вполне можно выполнять либо на удаленной основе, либо в смешанном формате.
Что касается потенциальной новой волны коронавируса, то мы будем действовать по ситуации. Пока никого по домам не отправляем, никаких инструкций не получали. Есть качественные и количественные критерии, которые говорят о том, что эпидемиологическая ситуация находится на контроле, соответственно, принимаются соответствующие меры реагирования, изоляции и самоизоляции. Если они будут приняты, мы готовы.

«Единичные случаи заболевания в коллективе были – до 10 человек лежали в больницах» Рустем Абдулхаков генеральный директор АО «Казэнерго» — Где-то месяц назад у нас из «удаленки» вышли все, 100 процентов коллектива. Вначале были незначительные помехи с переходом на такой режим, но это скорее технические моменты, связанные с ПК. То есть нужно было дооснаститься, чтобы проводит видеоконференции, настроить удаленную работу и т. д. Но буквально в течение недели мы всё структурировали и научились взаимодействовать онлайн. Так что, если сегодня нам вдруг скажут переходить на «удаленку», мы готовы максимально быстро, в течение дня, мобилизоваться.
Что касается преимуществ, то я заметил, что некоторые увеличивали продолжительность своего рабочего графика. Правда, больше это касалось молодежи, конечно. То есть, задавая сотруднику какой-то рабочий вопрос уже после трудового дня или назначая задачу, думаешь, что он ответит, завтра с утра, когда наступит новый рабочий день. Но нет, буквально через час мы получали обратную связь. Человек реагировал — значит, продолжал работать. Это плюс.

«Единичные случаи заболевания в коллективе были – до 10 человек лежали в больницах» Виктор Дьячков председатель совета директоров ГК ICL — Несмотря на то, что период плато в большинстве российских регионов был пройден еще начале лета и многие представители бизнеса к этому времени вернули свой персонал в офис, в ГК ICL сохранилась массовая удаленная работа. К примеру, в компании ICL Services, объединяющей две трети всей численности компании — 94 процента ее сотрудников с момента объявления самоизоляции перешли на работу из дома. Поскольку компания еще с 2018–2019 годов начала активно развивать модель удаленной работы сотрудников, то и почти полный переход на нее не повлиял на эффективность команд в целом и дополнительных рисков для бизнеса не возникло. С начала периода самоизоляции и до настоящего времени происходит регулярный мониторинг внутреннего настроя в командах и здоровья сотрудников. В августе был проведен внутренний опрос, в рамках которого сотрудники высказали собственные пожелания относительно сроков возвращения в офис. Часть из них высказались за полный переход на удаленную работу. И эти пожелания согласуются со стратегией компании, где 30–40 процентов сотрудников всегда работают удаленно.
Около 10 процентов опрошенных хотели вернуться в офис уже в сентябре, в связи с этим 7 сентября состоялся выход первой волны сотрудников. В их числе оказались те, чье присутствие на рабочем месте более критично, а также те, для кого работа из офиса более удобна и эффективна. Мы тщательно контролируем процесс возвращения, поскольку необходимо адекватно планировать загрузку офисных и IT-мощностей.
Какие преимущества и недостатки удаленной работы обнаружились? Знаете, более 90 процентов наших сотрудников захотели вернуться в офис начиная с осени и далее в 2021 году либо продолжить работать из дома на постоянной основе. Это объясняется как опасениями за собственное здоровье и благополучие близких, так и продуктивностью формата удаленной работы. К счастью, за пять месяцев работы смена формата никак не повлияла на процесс оказания сервисов для наших заказчиков. Напротив, желание помочь партнерам и клиентам как можно скорее выйти из критической ситуации и оперативные действия с нашей стороны повлияли на рост позитивной обратной связи. Безусловно, особенно в первое время, возникали некоторые неудобства в плане коммуникации и необходимости переформатировать традиционные методы работы. Но регулярное взаимодействие с линейными руководителями позволили не только снизить возникший дискомфорт, но и ощутить все преимущества удаленной работы, в том числе экономию временных, финансовых и организационных ресурсов.
На сегодняшний день в компании сохраняется возможность ситуативной удаленной работы при условии согласования с линейным руководителем. В дальнейшем мы также планируем его сохранить. Вообще, в текущих условиях сложно прогнозировать развитие эпидемиологической обстановки. Но даже при самом пессимистичном сценарии мы ожидаем более контролируемой ситуации. Бизнес и государство уже наработали навык работы во время первой волны, что позволит избежать крайних мер в случае повторного исхода событий, ну и как минимум заранее подготовиться к их наступлению.

«Единичные случаи заболевания в коллективе были – до 10 человек лежали в больницах» Радик Салихов и. о. директора Института истории им. Марджани АН РТ — У нас для сотрудников составлен график присутствия в институте. Их распределили по дням недели с той целью, чтобы не было пересечений большого количества людей одновременно. А так у нас сохраняется полудистанционная форма, потому что сотрудники бо́льшую часть времени проводят в архивах и библиотеках — такая специфика работы. А конференции до конца года у нас запланированы только в режиме онлайн.
Недостатки «удаленки»? Все-таки нужен живой контакт, коллектив должен собираться и обсуждать насущные проблемы, планы, отчеты, глядя друг другу в глаза. А где-то вообще не обойтись без живой работы. Тогда коллектив начинает чувствовать себя коллективом. Виртуальность не способна сплотить людей для решения каких-то больших задач. Кроме того, сугубо дистанционный режим имеет такие минусы, как потеря дисциплины, самодисциплины сотрудника.
Мы не ждем, что снова всех отправят по домам. Надеемся, что все-таки осень пройдет в деловом режиме. У меня нет ощущения, что накроет вторая большая волна, хотя мы в любом случае готовы к ней, потому что руководствуемся документами, постановлениями кабинета министров РТ, рекомендациями Роспотребнадзора. Если эти предписания выполнять, на мой взгляд, проблем не будет.

«Единичные случаи заболевания в коллективе были – до 10 человек лежали в больницах» Ильшат Ганиев генеральный директор ООО «Тепличный комбинат «Майский» — Мы вообще не останавливали работу, только сотрудникам возраста 65 плюс пришлось остаться дома. А так трудились и в марте, и в апреле, и в мае, и в июне. В июне вернули и сотрудников старше 65 лет, их не так много. И сегодня, слава богу, обстановка благоприятная, хотя все меры мы принимаем и боимся, что с началом учебного года в школах и вузах проблема вновь появится. Но пока более-менее спокойно. Вспышек, повышения количества заболевших нет. У нас не получается «удаленка», поскольку мы работаем в сфере сельского хозяйства. Я, как директор, могу еще так поработать какое-то время, будучи постоянно на связи, но как будут трудиться другие специалисты? У нас им нужно быть в цехах и отделах. Единицы могут перейти на «удаленку», но это очень сложно. Сейчас все с удовольствием вернулись на рабочие места, трудятся с хорошим настроением. Слава богу, все живы и здоровы.
Мы делаем тесты на коронавирус и антитела к нему, проверяем все цеха, главных специалистов — некоторых раз в неделю, а некоторых раз в месяц. Понятно, носим маски, используем дезинфицирующие средства, повсюду стоят бактерицидные лампы. Единичные случаи заболевания в коллективе были — до 10 человек лежали в больницах с подтвержденным анализом на коронавирус. Кроме того, у 12 работников в одном из цехов были найдены и антитела, люди бессимптомно переболели, хотя температуры не было. Ждем вакцину, коллектив во главе со мной готов ее опробовать. Думаю, 70–80 процентов работников с удовольствием пойдут прививаться. По-моему, коронавирус — одна из самых серьезных проблем сегодня, это большой риск для жизни и здоровья людей. Те, кому за 30-40 лет, будут прививаться.

«Единичные случаи заболевания в коллективе были – до 10 человек лежали в больницах» Кадим Нуруллин директор Татарской государственной филармонии им. Тукая — Мы все вернулись с «удаленки» еще в августе, как только получили разрешение. Сейчас вовсю идут концерты, которые должны были пройти в марте – апреле. Все идет с соблюдением санитарных норм, с 50-процентным заполнением зала. Возможно, для сотрудников и есть плюсы в удаленной работе — не надо приезжать в офис, тратиться на проезд, обед, начальство над тобой не стоит, но в нашей работе у такого формата нет преимуществ, потому что работа предусматривает тесное общение между сотрудниками. Я не думаю, что новая волна коронавируса отправит вновь всех по домам, так как сейчас есть опыт противодействия пандемии, построили больницы, у нас есть информация о COVID-19, поэтому, думаю, закрытий не будет.

«Единичные случаи заболевания в коллективе были – до 10 человек лежали в больницах» Равиля Шайдуллина генеральный директор ООО «Ностальгия» (пиццерия на «Черном озере», кафе «Кукан», ресторан «Дворянское гнездо») — Все вернулись на свои места. Только двое поваров ушли в декретный отпуск. По городу есть такая тенденция, что сейчас банкеты стали проводить по домам и туда нанимают поваров, поэтому специалисты уходят из точек общепита. Я же подняла зарплату на 10 тысяч рублей, поэтому все, кто у меня работал, вернулись. Вообще, сейчас в Татарстане повара — большая проблема. Их нет. Например, мне нужны двое, поставила зарплату — 35 тысяч рублей. Но желающие отсутствуют. Ну а у «удаленки» в нашем случае нет никаких преимуществ.
Зато есть другая проблема: после пандемии я должна была получить поддержку от государства, но на одно предприятие ее дали, а вот на ИП — нет. Потому что мне 70 лет! Но ведь в моем коллективе не всем 70, почему отказали — не пойму. Так что даже боюсь думать о новой волне коронавируса, я к ней не готова. У меня уже нет подушки безопасности. Но людей все равно увольнять не буду, возьму кредит, буду платить зарплату.

«Единичные случаи заболевания в коллективе были – до 10 человек лежали в больницах» Раис Гумеров генеральный директор ООО «Мелита» — У нас «удаленка» была точечной, и мы недолго были на карантине, потому что наше производство отшивает в том числе и медицинские одноразовые костюмы. Пошивочный цех и сейчас в основном занят этим, потому что спрос на меховые изделия резко упал по разным причинам, главная из которых — снижение покупательской способности. Надо понимать, что в атмосфере страха и неопределенности шубы — далеко не предмет первой необходимости и в списке потребностей располагается на последнем месте. Говорят, что меховой рынок — не только у нас, но и по России — уже умер, но я думаю, что он просто в коме. По крайней мере, у нас он тоже будет реанимирован и будет жить.
У нас буквально несколько человек были на «удаленке» и сейчас работают в офисе. Никаких плюсов в дистанционной работе я не вижу, потому что и людям дискомфортно, и оперативная сторона работы страдает. Надеюсь, что в ближайшие год-два такого режима больше не будет. Мы не верим в то, что скоро всех опять отправят по домам — это никому не нужно. То было ошибкой, что доказывает типовое сравнение шведской и британской моделей реагирования на пандемию. Результаты по заболевшим и смертности одинаковые, но в Швеции никакого карантина не было, и экономика не пострадала, а ВВП Великобритании упал на 20 процентов. То есть это удар по экономике совершенно неоправданный. Все уже говорят, что средства борьбы с COVID-19 гораздо страшнее, чем сам коронавирус. Такого больше не будет, я уверен.

«Единичные случаи заболевания в коллективе были – до 10 человек лежали в больницах» Илдар Баязитов имам-хатыйб мечети «Ярдэм» — Да, всех вернул, все на месте. Но, безусловно, соблюдается температурный режим, масочный. Вообще, в нашей работе удаленный режим неприемлем. У нас же работа с реабилитантами, малоимущими. Это не офисная работа. Так что те, кто сидел на удаленке, просто были дома, не выполняли никакую работу. Надеюсь, формат, который был в Швеции (мягкие ограничения, которые ВОЗ назвал эффективными), будет использован и в России в случае чего. К тому же есть еще и экономическая составляющая. Если все время людей будут держать в режиме изоляции, то возникнет другая проблема — людям будет не на что жить. Очень надеюсь, что этого не случится.

«Единичные случаи заболевания в коллективе были – до 10 человек лежали в больницах» Айрат Гимадутдинов генеральный директор ООО «АКФ «Аудэкс» — Еще в мае вернулись с «удаленки». Слава богу, у нас все в порядке, мы предприняли меры предосторожности (обеззараживающие средства, маски и т. д.). В общем, следуем всем рекомендациям, благополучно работаем, хотя некоторые наши коллеги в Москве до сих пор работают в удаленном режиме, благо технические возможности позволяют проводить аудит, оценку дистанционно, не говоря уже о консультациях в онлайн-режиме. Во время пандемии мы тоже трудились в удаленном режиме с теми клиентами, у которых была такая техническая возможность.
Недостатки? Не у всех предприятий есть техническая возможность подключиться к системе бухгалтерского учета, не всех можно дистанционно проверять. Потом мы регулярно собираем, так скажем, консилиум. А когда надо принять решения по тем или иным вопросам, используем Zoom. Хотя, конечно, когда за столом сидишь, удобнее обсуждать. Полностью переходить на «удаленку» я считаю неправильным, потому что есть такое понятие, как «корпоративная культура», и ею проникнуться можно только находясь в компании, регулярно общаясь. Но удаленный формат мы будем использовать в дальнейшем для оптимизации наших затрат, стоимости наших услуг. У нас клиенты по всей России, будем выезжать в командировки на менее короткий срок, но основной объем делать в дистанционном формате.
Жду ли, что снова всех отправят по домам? Нет. Когда весной уходили на самоизоляцию, у нас не было информации о том, как лечить новый вирус, как защищаться. А сейчас и система здравоохранения подготовлена, и Роспотребнадзор, все находится под контролем. Если даже будет рост заболевания, просто усилятся меры предосторожности.

«Единичные случаи заболевания в коллективе были – до 10 человек лежали в больницах» Искандер Гилязов директор Института татарской энциклопедии и регионоведения — Все наши сотрудники работают. Вообще, все должно функционировать гибко, мне кажется, потому что все индивидуально и зависит от человека. Некоторым домашняя атмосфера помогает в научных работах, кому-то действительно легче трудиться дома. Хотя у нас это не разрешается, но все же в некоторых случаях, при технической необходимости, можно использовать удаленный метод.

«Единичные случаи заболевания в коллективе были – до 10 человек лежали в больницах» Азат Хаким председатель совета директоров группы компаний «Тулпар» — У нас были сотрудники, которые уходили на «удаленку» на два месяца. А вот те, кому более 65 лет, вернулись только в середине августе. Прошло в целом спокойно, хотя некоторые процессы замедлились, но каких-то резких потрясений не было. Не скажу, что люди стали работать лучше, но, по крайней мере, не хуже, что здорово.
Если вторая волна? Думаю, сейчас необходимости ограничений нет. Все-таки люди более-менее приспособились к такой ситуации. Я тут имею в виду то, что стали следить лучше за своей гигиеной. Банально стали чаще мыть руки, носить маски, меньше трогать предметы. Даже за собой замечаю: если можно открыть дверь локтем, то так и делаю, кран можно выключить локтем. Ношу с собой всегда теперь бутылочку со спиртом. Нажал клавиши — сразу после себя обрабатываю. Ну главное, что адаптировалась медицинская система, больницы готовы, есть лекарства, методы лечения и т. д. Швеция, например, вообще не закрывалась, и никакого всплеска заболеваемости у них нет. Так что какой смысл закрывать снова?

 

Добавить комментарий
«Единичные случаи заболевания в коллективе были – до 10 человек лежали в больницах»
Adblock
detector